Понятие и модели политического лидерства в современной психологической науке

Прежде чем дать понятие политического лидерства, необходимо определить как в современной психологической науке понимается «лидер» – как общеродовое понятие.  Так, феномен лидерства существует испокон веков, однако,  термин «лидер» появился только в конце 19 в. Этим термином принято обозначать человека, обладающего влиянием, авторитетом, властью. Лидер, в отличие от других членов группы, выполняет стратегические функции, определяя цели и контролируя их выполнение. При этом он может быть как формально выбранным (назначенным), так и неформальным. Однако обладающим несомненным авторитетом для своих последователей.

А.Н. Леонтьев предложил деятельностный подход к понятию политического лидерства как составляющей родового понятия лидерства, согласно которому главной детерминантой процесса лидерства являются цели и задачи, стоящие перед группой, от которых зависит, кто станет лидером, и какой стиль лидерства окажется наиболее эффективным.

Специфика понимания лидерства в отечественной социальной психологии хорошо видна при анализе и сравнении двух феноменов — лидерства и руководства. Было принято разводить эти понятия. Под лидерством обычно имели в виду характеристику психологических отношений, возникающих в группе «по вертикали», то есть с точки зрения отношений доминирования и подчинения. Понятие же «руководство» относится к организации деятельности группы, к процессу управления ею.[1]

Так, например, Т.Ю. Соловьева рассматривает понятие политического лидера через модель  организации в обществе, который имеет вид пирамиды, где вершина — это позиция лидера, а основание это низшие  звенья в организации (рис. 1).

Структурно-функциональная пирамида

Рис.1.-Структурно-функциональная пирамида

Ресурсно – распределительная перевернутая пирамида

Рис.2.- Ресурсно – распределительная перевернутая пирамида

Это функциональное должностное, ролевое распределение по Т.Ю. Соловьевой в организации или группой людей,  которую можно назвать структурой.  Модель организации, предлагает не только разделение власти (двигаясь по пирамиде сверху вниз можно наблюдать, что каждый следующий пласт имеет власти меньше, чем предыдущий),но и распределение ресурса (под ресурсом можно понимать любые блага- деньги, возможности, энергетические и материальные накопления).  Распределение власти и ресурсов происходит обратно пропорционально функционально-должностной модели организации, то есть представляет собой перевернутую  пирамиду (рис. 2).[2]

При совмещении двух моделей социальной структуры (см. рис.1 и рис.2) этих двух треугольников, двух пирамид: структурно-функциональной и распределительно-ресурсной, получаем некую геометрическую фигуру, а именно звезду Давида – матрицу устойчивой социальной реальности (рис.3). Эта шестиугольная звезда отражает в себе функциональную и ресурсную сущность любой организации, как социальной, так и не социальной, как рациональной, так и иррациональной.

Звезда Давида как матрица устойчивой социальной реальности

          Рис.3. -Звезда Давида как матрица устойчивой социальной реальности, где точки пересечения двух     пирамид (рис.1 и рис.2)- это  точки максимальной свободы, заняты, говоря условно, руководителями   «среднего звена».

Данная модель отражает главенствующую роль лидера во всех процессах, происходящих в организации, его исключительную позицию в процессе распределения организационного ресурса, его влияние и подчинение себе всех нижестоящих звеньев в организации, и наконец, его ограниченную свободу в восприятии нового.[3]

Другим ученым Б.Д. Парыгиным определил, что под политическим лидером стоит понимать наиболее авторитетного члена некой политической группы, за которым она признает право принимать решения в значимых для нее ситуациях, реально играющий центральную роль в его выполнении, организации совместной деятельности и взаимоотношений.[4]

Стоит отметить, что понятие политического лидера до сих пор не получило однозначной трактовке в науке, каждый ученый, давая ему определение делает акцент на какой-либо, аспект, однако общим остается то, что под политическим лидером понимается политический деятель и что анализ ведется на уровне больших социальных групп, политических общностей.

Таким образом, обобщая вышесказанное можно предложить следующее определение политического лидерства – это явление, связанное с выделением в структуре общества, политической общности, группы наиболее авторитетного политического члена, за которым она признает право принимать ответственные решения и представлять ее интересы.

На сегодняшний день сложилось несколько моделей политического лидерства:

Модель 1.Лидер – выше нас всех. Как полагали с древних времен, лидером становится кто-то особенный, наделенный своего рода божественным даром вести за собой, руководить отдельными людьми и целыми народами. С легкой руки классика политологии М. Вебера этот дар назвали греческим словом харизма, обозначающим особую способность лидера внушать людям веру сродни религиозной. Такое обожание само по себе есть проявление власти лидера над своими последователями. Потребность в лидерах есть всегда, но в наиболее острой форме она проявляется в ситуациях кризисов, революций и войн.

Модель 2. Лидер – хуже нас.  Другой подход был предложен А. Адлером, который предположил, что стремление лидера к власти связано не столько с его особыми достоинствами, сколько, напротив, с его несовершенствами, психологическими травмами и комплексами. Чтобы преодолеть эти комплексы, и нужна власть, позволяющая возвыситься над другими. Получается, что лидер не лучше и выше остальных, а наоборот – хуже и недостойнее, но, получив власть, он получает и статус, который возносит его над людьми. Одновременно власть излечивает его от комплексов.

В современных исследованиях эта точка зрения получила определенное  подтверждение. Так, американский политический психолог Дж. Барбер в своей книге «Законодатели»[5] утверждает, что почти четверть американских конгрессменов страдает от разного  рода личностных расстройств: неврозов, алкоголизма и т.п.  Дж. Барбер полагает, что именно эти дефекты личности побуждают лидеров к поиску власти.

Модель 3. Лидерство как гипноз.  Начиная с середины 19 в. философы, социологи и социальные психологи сконцентрировали свое внимание на том, как лидеры появляются в группах и взаимодействуют в них с другими людьми.  Одним из наиболее важных психологических механизмов, на которых основано воздействие лидера на своих последователей, была признана воля. Классик немецкой философии Ф. Ницше одним из первых, кто  объявил волю к власти движущей силой истории. Он видел в воле к власти творческий инстинкт лидеров, которые для ее достижения не только ненасытно стремятся к власти и ее применению, но и должны преодолевать инстинкт толпы, для чего им необходимо обладать сверхчеловеческими качествами. Таким образом, Ницше впервые сформулировал два тезиса, которые в дальнейшем получили развитие в политической психологии. Первый тезис касался природы лидерства как иррациональной, инстинктивной силы, связывающей лидера и его последователей. Второй тезис приписывает лидеру выдающиеся качества, превращающие его в «сверхчеловека».

Модель 4.Лидер в группе и обществе. В отличие от предыдущего подхода, делавшего акцент на зависимости между личностью лидера и массой, В. Парето, В Михельс, Г Моска, М Вебер фокусом своего объяснения видели политическую власть как источник лидерства. М. Вебер определяет саму политику через понятие лидерства, которое, в свою очередь, определяется через власть как главную ценность лидера.  Существенно важным для практики лидерства является рассмотрение  власти лидера как социального, а не только индивидуального феномена. Работа Г. Моски «Правящий класс» наиболее отчетливо выразила этот подход. В. Парето показывает зависимость стиля лидерства от социального запроса, который приводит к последовательной смене двух основных типов лидеров:  храбрых, но прямолинейных «львов» и хитрых и дипломатичных «лис». Другой важной особенностью данной трактовки является выделение ситуации ка- фактора, определяющего поведение лидера.

Модель 5. Лидер в политике. В политической психологии – работы по лидерству заняли центральное место. Сегодня известны работы таких политических психологов, как Г. Лассуэлл, начавший разработку этой проблемы еще в 30-е годы 20 в., Александр и Джулиетт Джорджи, создавшие биографию американского президента В. Вильсона (1956). К.Шумахер, исследовавший личность К. Аденауэра (1965), а также Дж. Д. Бфрбер, Дж. М. Бернс, Р. Такер, К. Монро, Ф. Гринстайн, М. Херманн, Д. Уинтер и многие другие. Эта модель  фокусирует  внимание на личностных особенностях лидеров.

Модель 6. Лидер в организации. В последние десятилетия мощным стимулом исследования лидерства стало развитие теорий менеджмента. Применение психологических теорий лидерства в целях управления привело к разработке проблематики лидерства в рамках различных управленческих проектов. Один  из наиболее известных специалистов по менеджменту Г. Саймон в своей книге «Административное поведение»[6] больше внимания уделяется институциональным, а не личностным аспектам лидерства. Личность в этой теории присутствует в той мере, в какой необходимо учесть этот фактор с целью управления организацией.[7]

Современные подходы в психологии к проблеме политического лидерства отличаются интегративностью, стремлением к обобщениям и учету всего множества компонентов лидерства, включая особенности лидера, характеристики группы, стили и условия их взаимодействия. [8]

Таким образом, ни в политической науке, ни в психологии, ни в других смежных гуманитарных областях нет единого подхода к изучению политического лидерства. Нет общепризнанного представления о его природе и функциях в человеческом обществе. Политическое лидерство как одна из форм лидерства является областью компилятивной и междисциплинарной. Перед наукой по-прежнему стоят вопросы, касающиеся природы лидерства в целом, а также более конкретные вопросы, относящиеся к политическому лидерству. Однако можно предложить следующее ее определение: политическое лидерство – это сложное, многомерное образование, состоящее из различных взаимосвязанных структурных элементов, связанное с выделением в структуре общества, политической общности, группы наиболее авторитетного политического члена, за которым она признает право принимать ответственные решения и представлять ее интересы.

[1]Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. / А.Н. Леонтьев  — М.: 1977. – С. 54.

[2] Соловьева Т.Ю. Лидер, структура и отдельная реальность /  Сборник: Философия и психология власти: структура, личность, контектуальность. – Саратов: научная книга, 2003. – С. 26.

[3] Там же

[4]Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории.  / Б.Д. Парыгин — М., 1971.- С. 77.

[5]BarberJ.TheLawmakers.Recruitment and Adaptation to Legislative Life. – Yale, NeweImperession edition, 1967

[6] Simon Herbert A/Administrative Behavior a Study of Decision-Making Processes in Administrative Organizations (4thed/)/ — N-Y. FreePress, 1997

[7] Путин 3.0: общество и власть в новейшей истории России: Монография/под ред. Е.Б. Шестопал. – М.: АРГАМАК-МЕДИА, 2015.- С. 265.

[8]Мошкина Л.Д. Психология политического лидерства / Л.Д. Мошкина // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. – 2013. — № 1.том 13 . – С. 43.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий